Клуб Бонистика  

 
Кадастр Рідкісних бон
 

Статья

Бумажно-денежное обращение на территории Беларуси в XVIII - XX веках

ЧАСТЬ 1
ВВЕДЕНИЕ
Бонистика - специальная историческая дисциплина, изучающая историю бумажных денежных знаков и их суррогатов (облигаций, обязательств, сертификатов, векселей, чеков и т.п.). Этимология термина «бонистика» до сих пор точно не определена: одни авторы [1] считают, что он происходит от французского «bon» - талон, чек, другие [2], что от латинского «bonus» -хороший, удобный. Сам термин «бона» в широком смысле означает знаки, предназначенные для оплаты различных товаров и услуг. Первоначально это были монетовидные знаки, которые играли роль квитанций или ордеров для оплаты и получения определенных сумм при расчетах. Позднее большинство монетовидных знаков из металлических превратились в бумажные. Поэтому в узком смысле слова «бона» означает «вышедшие из употребления бумажные деньги и их заменители». Металлические боны являются объектом изучения нумизматики, а бумажные - соответственно бонистики.
Как вспомогательная историческая дисциплина бонистика возникла в начале XX века, и в настоящее время в Беларуси находится в стадии становления, В республике в настоящее время нет не только ни одного сколько-нибудь серьезного труда по бонистике, но даже и элементарного каталога бумажных денежных знаков, имевших хождение на белорусских землях в XVIII -XX веках.
Бумажные денежные знаки представляют собой политико-экономический документ, являющийся источником изучения экономической и политической истории, материальной и духовной культуры. Они отражают в себе социально - экономическую, политическую и культурную жизнь определенной эпохи. Текстовые надписи на них фиксируют, когда, где и кем они выпущены, степень и фонды их обеспечения, районы обращения и некоторые другие сведения. Боны являются показателями экономического благополучия государства и, народа, зачастую символизируют современные им общественные события, войны, политическую и идеологическую борьбу, смену властей, взаимоотношения различных общественных классов и групп в конкретный исторический период.
В художественном отношении боны часто представляют собой целые собрания образцов графического искусства. Здесь можно встретить национальные и стильные рисунки, орнаменты, символические и реалистические изображения, портреты выдающихся личностей, неповторимые композиции сюжетов и сочетаний красок, характеризующие степень развития и направления изобразительного искусства в данной стране в определенный период.
Техническое исполнение денежных знаков и других бон, качество бумаги, красок, четкость печати, изготовление и исполнение водяных знаков и других степеней защиты характеризуют уровень развития бумажной, химической и полиграфической промышленности, в целом развитие науки и техники соответствующего периода.
Изучение различных видов бумажных денежных знаков и сопутствующих им документов (законов, постановлений, декретов и т.п.) происходит одновременно с исследованием становления и развития кредитно- денежной и финансовой системы, сложившейся исторически и закрепленной законодательно.
Таким образом бонистика находится на стыке исторической и экономической наук.
Важным и пока еще дискуссионным остается вопрос о классификации бон.
Одни авторы (А. Малышев, В. Таранков, И. Смиренный) [3] считают, что в зависимости от целей исследования классификация бон возможна со следующих позиций:
1. Хронологического подхода, который позволяет систематизировать все денежные знаки любой страны в зависимости от даты их выпуска. При этом есть возможность выделить в качестве самостоятельного объекта денежные знаки какого- либо периода например второй мировой войны;
2.Социально - экономической характеристики природы денежных знаков, которая дает основания для их классификации в зависимости от этапа общественно- экономического развития страны (период феодализма, домонополистического капитализма, империализма, попыток строительства социализма и т.п.), от характеристики эмитента (государственные или негосударственные), вида эмиссии (кредитные или бумажные деньги), сферы и территории функционирования;
3.Технико- производственной характеристики, предполагающей рассмотрение особенностей и специфики изготовления (используемой печати, краски, бумаги, способов защиты денег от подделок и т.п.).
Другие авторы (например Д. Сенкевич) [4] считают, что для составления коллекции бон (музейной, корпоративной или частной) вполне достаточны следующие принципы классификации бон: по условиям, характеру обращения и эмитентам. Боны можно разделить на следующие группы:
1.Обязательные боны, для которых предусмотрен всеобщий обязательный прием в платежи, сюда входят: а) общегосударственные, т.е. имеющие хождение на всей территории, контролируемой данным правительством; б) обязательные выпуски на местах, которые имеют ограниченное хождение именно в пределах территории или местности, контролируемой эмитентом, который объявил знаки своего выпуска обязательными к приему в платежи (чаще всего из-за нехватки центральных, общегосударственных выпусков).
2.Необязательные боны - к ним относятся боны, признававшиеся действительными лишь внутри выпустивших их предприятий и организаций как государственных, так и кооперативных и частных.
3.Боны специального назначения, то есть знаки, практически не являвшиеся средством платежа и товарного обращения, к ним относятся контрамарка за обывательскую подводу, применявшиеся в России и Беларуси в XIX веке, выпуски лагерей для военнопленных или ГУЛАГа, дорожные чеки Госбанка СССР, карты немецкой оккупационной администрации на приобретение прядильных изделий и т.п.
Первые бумажные деньги появились в Китае во времена правления династии Юаньхе (806-821 гг.), когда взамен тяжеловесных металлических денег ходили государственные бумажные денежные знаки, получившие название «летающие монеты».[5] Во время правления династии Юань (1280-1368 гг.) они являлись главным средством обращения. Об этих фактах сообщали разные европейские путешественники, в том числе венецианец Марко Поло.
В период нового времени первые бумажные деньги появились в Швеции в 70-е годы XVII века и в Северной Америке в 1690 году в Бостоне (штат Массачусетс). В XVIII веке к эмиссии бумажных денег приступили Франция, Англия, Россия и другие государства.
Главной предпосылкой появления бумажных денег было развитие капиталистического способа производства и совершенствование товарно-денежных отношений
Превращение бумажных денег в основное средство обращения и платежа было закономерным явлением для любой страны и обусловлено следующим:
Во-первых, монетное обращение требовало большого расхода благородных металлов. Их накопление в стране зависело от уровня добычи золота и серебра, состояния торговли с другими странами, получения внешних займов и некоторых других обязательств. Поэтому возможность того или иного государства расширить монетное обращение являлась весьма ограниченной. В то же время по мере развития общественного производства, товарно-денежных отношений для продажи возрастающей массы товаров требовалось соответственно большее количество денег, и, следовательно, при монетном обращении - благородных металлов или меди. Данное противоречие и разрешалось посредством замены в денежном обращении полноценных денег (золота и серебра) на неполноценные - бумажные денежные знаки.
Во-вторых, изготовление монет из золота, серебра, меди ограничивало потребление этих металлов на другие цели (ювелирных изделий, оружие из меди, с развитием науки и техники на их нужды).
В-третьих, естественный физический износ монет и умышленная порча заставляли государство изымать неполновесные монеты из обращения и заменять их. Связанные с этим расходы увеличивали издержки монетного производства и обращения и дополнительно обременяли бюджет страны.
В-четвертых, по мере расширения товарооборота росла не только общая сумма денежных платежей в стране, но и их разовый, единичный размер. С укрупнением величины платежа обнаруживается другой существенный недостаток монетного обращения - отсутствие портативности металлических денег. Например, в 1748 году М.В. Ломоносов был удостоен премии в 2000 рублей. Выдали ему их медными монетами. Чтобы доставить премию домой понадобилось 4 телеги. При более крупных расчетах нужно было снаряжать целые обозы гужевого транспорта и нести большие расходы по их охране, что создавало огромные трудности при транспортировке на большие расстояния.
Уже первые опыты эмиссии бумажных денежных знаков показали, что для государства их выпуск являлся более прибыльным и легким способом финансирования своих расходов, чем порча монеты, так как изготовление денежных знаков из бумаги требовало намного меньше материальных затрат и времени.
Глава 1. ПОЯВЛЕНИЕ ПЕРВЫХ БУМАЖНЫХ ДЕНЕГ НА БЕЛОРУССКИХ ЗЕМЛЯХ.
1.1 Российские ассигнации на восточно-белорусских землях, вошедших в состав Российской империи после первого раздела Речи Посполитой.
В XVIII веке на белорусских землях начинается процесс разложения феодально-крепостнической системы, который выразился в развитии товарно-денежных отношений, зарождении элементов рыночной экономики, росте имущественной дифференциации сельского и городского населения, более широком использовании наемного труда, появлении предприятий мануфактурного типа и т.д. В денежном хозяйстве Беларуси в конце XVIII века происходит переход от исключительно монетного обращения к смешанному - монетному и бумажному.
Бумажно-денежное обращение на Беларуси связано с событиями второй половины XVIII века, а именно с разделами Речи Посполитой.
Первый раздел, как известно, состоялся после подписания 5 августа 1772 года в Санкт-Петербурге трактата между Австрией, Пруссией и Россией, по которому каждая из сторон получила часть территории Речи Посполитой. В состав России вошло 92 тыс. км2 восточно-белорусских земель с населением 1,3 млн. человек. На этих землях было введено административное управление, основанное на российской системе, на них распространялась общероссийская налоговая и денежная системы.
В Российской империи в это время в денежном обращении находились медные, серебряные и в незначительном количестве золотые монеты, а также бумажные ассигнации.
Идея выпуска в России бумажных денег возникла еще в начале XVIII столетия. Петр I, например, пытался пригласить в Россию известного английского финансиста Джона Ло, занимавшегося выпуском бумажных денег. Но после полного провала в 1$?20 году попытки Джона Ло осуществить эмиссию кредитных билетов во Франции, интерес к бумажным деньгам в России заметно охладел. Тем не менее в период царствования Елизаветы Петровны (1741-1761 гг.) один из высших государственных чиновников генерал Б. X. Миних предложил план улучшения финансов страны на основе эмиссии бумажных денег. Однако план был отвергнут Сенатом, который нашел предосудительным и опасным, что вместо денег «будут ходить бумажки». В очередной раз вернулись к идее выпуска бумажных денег в России при Петре III. Дефицит государственного бюджета заставил 25 мая 1762 года издать указ о выпуске банковских билетов, замещающих металлические деньги в обращении. В царском указе излагался план создания и деятельности Государственного банка. Были подготовлены образцы так называемых банко-цеттелей достоинством 10, 50,100, 500 и 1000 рублей. Однако их выпуск не был осуществлен из-за дворцового переворота, организованного женой императора, в результате которого Петр III был убит, а на престол возведена Екатерина II.
Состояние государственного бюджета при Екатерине II было плачевным; дефицит бюджета составил в 1768 году 1880100 рублей, из которых 1800000 руб. были израсходованы на военные нужды.[1] Императрице было предоставлено два проекта выпуска нового вида денег - бумажных, авторами которых были граф К. Сивере и князь А.А. Вяземский. Эти планы были одобрены, и бумажные деньги были выпущены в обращение, согласно Манифеста Екатерины II от 29 декабря 1768 года. Манифест был опубликован 1 февраля 1769 года, и в нем необходимость выпуска бумажных денег была обоснована отсутствием банков, желанием улучшить денежное обращение в стране, облегчить оборот наличных денег, прежде всего медных в связи с их «тягостью», организовать кредит и т.д. Главная же причина - необходимость покрытия военных расходов в связи с первой русско-турецкой войной (1768-1777 гг.) - в Манифесте, естественно, не называлась, 1 января 1769 года в Санкт-Петербурге и Москве учреждались два променных (или выменных) банка с основным капиталом в 500000 рублей, медью каждый, соответственно этому выпускалось на такую же сумму ассигнаций. Банки должны были отпускать во все правительственные учреждения ассигнации в обмен на наличные деньги и обратно и осуществлять такую же операцию с частными лицами. Частные лица могли приносить в банки любые деньги (золотые, серебряные и медные монеты) и обменивать их на ассигнации, а банки формально могли обменивать бумажные ассигнации на серебряную и медную монету (т.е. «ходячую монету», как было указано в самом тексте ассигнации). На самом деле и Московский, и Петербургский банки с самого начала обменивали ассигнации только на медную монету, что вскоре официально было узаконено указом от 22 января 1770 года. Это было вызвано тем, что частные лица приносили в банки в основном медные деньги и изредка золотые или серебряные монеты. Например, в Петербургском банке для обмена на ассигнации в период с 21 февраля по 9 апреля 1769 года было принято 50075 рублей, в том числе медью 49985 рублей. (99,82%), золотом 72 рублей. (0,14%) и серебром 18 рублей. (0,04%).[2] В последующее время прием в обоих банках золотых и серебряных монет на ассигнации в документах не упоминается. Первые ассигнации пользовались большой популярностью у населения, о чем говорит тот факт, что сумма обмена медных денег на ассигнации постоянно превышала в 34 раза сумму обмена ассигнаций на монеты. Так с 21 июня по 2 августа 1769 года в Московском банке обмен ассигнаций на деньги составил 138,5 тыс. рублей, денег на ассигнации 49,8 тыс., а в Петербургском соответственно 280,3 тыс. и 106 тыс. рублей. В связи с этим Указом от 19 ноября 1769 года Екатерина II приказала Сенату выпустить дополнительно ассигнаций на 2 млн. рублей. [3]
Обращение первых ассигнаций было стеснено тем обстоятельством, что они могли обмениваться только в Петербурге и Москве. Поэтому с 22 января 1770 г. был разрешен повсеместный размен ассигнаций в казенных учреждениях, а манифестом от 22 июля 1772 года учреждались банковские конторы в губерниях. Поэтому когда восточно-белорусские земли по первому разделу Речи Посполитой вошли в состав России и сенатским указом от 23 октября 1772 года были образованы Псковская и Могилевская губернии, а несколько позже Полоцкая губерния, то они довольно быстро адаптировались к наличию в финансовом хозяйстве бумажных денег. В Национальном историческом архиве Беларуси в Минске хранится интересный документ, подтверждающий этот факт - сообщение белорусского генерал-губернатора Чернышева прокурору Сената А.А. Вяземскому «О затруднениях в Полоцком наместничестве с медной монетой» от 20 июля 1780 года. В этом сообщении Чернышев пишет о том, что медная российская монета мало использовалась в обращении, а больше употреблялась польская, курляндская и лифляндская, и просит присылать больше государственных ассигнаций на расходы в присутственные места (то есть государственные учреждения - А.Б.). [4]
Первые ассигнации были выпущены достоинством 25; 50; 75 и 100 рублей на плотной белой бумаге с водяным знаком и двумя тиснениями. Текст и рамка на них печатались типографским способом черной краской в один прогон, оборотная сторона оставалась чистой, без рисунков. На каждой ассигнации ставились вручную чернилами подписи четырех чиновников: двух сенаторов, советника и директора банка, ассигнации нумеровались. Они имели хождение с 1769 по 1786 год включительно на территории всей Российской империи, в том числе и на вошедших в нее по первому разделу Речи Посполитой белорусских землях.
Простота изготовления ассигнаций приводила к попыткам их подделки, первая из которых была обнаружена в 1771 году. Чаще всего 25-ти рублевые ассигнации переделывались на 75-ти рублевые. Для этого цифра «2» и слово «двадцать» выскабливались и заменялись на цифру «7» и слово «семьдесят». Поэтому уже через два года после начала выпуска ассигнаций правительство было вынуждено изъять 75-ти рублевые купюры. 20 июля 1771 года по императорскому указу ассигнации в 75 рублей были изъяты из обращения и их выпуск прекращен. Так что на белорусские земли они не попали.
1.2 Эмиссия бумажных денег во время восстания Т. Костюшко.
Пользуясь внутренней слабостью Речи Посполитой, Пруссия и Россия 12 января 1793 года заключили очередной договор о ее разделе. В состав России вошли центральная часть Беларуси с Минском, Слуцком, Пинском и частично украинские земли.
Второй раздел Речи Посполитой, ратифицированный Гродненским сеймом в сентябре 1793 года, вызвал резкое недовольство патриотически настроенной шляхты, которое вылилось в марте 1794 года в вооруженное восстание под руководством Тадеуша Костюшко.
Руководство восстания сразу же столкнулось с недостатком наличных денег, так как военные действия требовали огромных расходов. По указу Т. Костюшко производится реквизиция церковных (костёльных и монастырских) ценностей из благородных металлов для Варшавского монетного двора. Определенную финансовую помощь сказало население Речи Посполитой, добровольно жертвовавшее деньги и ценности на поддержку восстания. Одновременно принимались экстренные меры, направленные на предотвращение утечки золота и серебра за пределы страны. Костюшко 3 мая 1794 года направил Временной Национальной Раде в Варшаве инструкцию, в которой потребовал принять необходимые меры для пресечения ухода полноценной золотой и серебряной монеты из Речи Посполитой. Одной из главных мер было понижение монетной стопы до такого уровня, который делал бы невыгодным ее вывоз за границу.
Высшая Народная Рада - главный исполнительный орган восставших издает 8 июня манифест о денежной реформе, который конкретизируется ординацией от 14 июня. Согласно этим документам проба, вес и курс золотого дуката остаются неизменными по сравнению с предыдущими выпусками, но золотых монет чеканится незначительное количество, скорее с репрезентативными целями. Одновременно с этим значительно «похудел» серебряный талер. Эти меры в некоторой степени способствовали нормализации положения, но весьма незначительно. Война каждый день требовала все новых денежных средств, но их катастрофически не хватало.
В этих условиях революционные власти находят выход из финансового тупика в эмиссии бумажных денег, благо к концу XVIII века уже многие европейские страны имели опыт их выпуска. Решение об их выпуске было принято еще в манифесте от 8 июня, но только 13 августа 1784 года Высшая Народная Рада принимает решение о создании специального органа -Дирекции Скарбовых билетов, которой поручалось непосредственно заняться вопросами подготовки и выпуска бумажных денег, причем в сжатые сроки. Планировалось выпустить бумажных денег на общую сумму в 74 млн. злотых, в том числе на 60 млн. казначейских (скарбовых) билетов различных номиналов в злотых и на 14 млн. разменных купюр в грошах.[5] Дирекция Скарбовых билетов достаточно оперативно справилась с поставленной задачей - в том же месяце был организован выпуск бумажных денежных знаков, эскизы которых были разработаны несколько ранее.
Бумажным деньгам придавался принудительный курс, их обмен на звонкую монету не предусматривался. Изъятие их из обращения планировалось осуществить путем продажи государственного имущества. Казначейские билеты обязаны были приниматься всеми гражданами при осуществлении любых платежей. Государственные органы получали право делать все платежи бумажными деньгами, в то время как частные лица должны были вносить налоги и другие платежи в государственные органы в следующей пропорции: 50% звонкой монетой и 50% кредитными билетами.
Казначейские билеты появились в обращении 16 августа и встретили настороженное отношение со стороны населения, которое не торопилось их принимать. Кроме всем понятного недоверия к новому, непривычному виду денег, большое влияние на население оказывала ситуация на театре военных действий. Власти вынуждены были принимать меры для роста популярности бумажных денег. Первоначально предпочтение отдавалось пропагандистским акциям: разъяснялась необходимость введения бумажных денег, подчеркивалось, что благодаря этому властям не пришлось резко поднимать налоги, утверждалось, что в скором времени кредитные билеты будут приниматься на торгах по продаже государственного имущества, в первую очередь земли. Было объявлено, что 1 декабря 1794 года в Варшаве и 1 марта 1795 года в Вильно состоятся первые торги. В пропагандистских целях в периодической печати неоднократно назывались имена тех, кто сознательно приобрел значительное количество бумажных денег.
Первоначальные успехи революционных войск, стабилизация положения под Варшавой положительным образом сказались на вхождение в денежный оборот казначейских билетов, но это продолжалось недолго. После получения известий о разгроме повстанцев на Брестчине во второй половине сентября в худшую сторону изменилось не только общественно-политическое, но и финансовое положение Речи Посполитой.
Негативную роль в этом сыграли не только военные неудачи, но и некоторые организационные просчеты руководства Дирекции скарбовых билетов. Они не учли необходимость срочного выпуска мелких номиналов, что в свое время предлагал Т. Костюшко, и это негативно сказалось на денежном обращении. Решение о выпуске мелких разменных банкнот было принято только 13 августа, а в обращении они появились в сентябре.
Ввиду того, что только пропагандистские меры по внедрению в денежный оборот бумажных знаков оплаты не давали нужного результата, пришлось прибегнуть к административному нажиму. 20 октября Высшая Национальная Рада принимает постановление, в котором предусматривались более суровые меры против тех, кто отказывался от приема бумажных денег. В первый раз виновник должен был платить штраф, в 20 раз превышающий сумму, которую отказался принять, в следующий раз у него конфисковывался весь товар. В дальнейшем нарушителя ждало тюремное заключение. Однако никакими агитационными или репрессивными мерами спасти положение было уже невозможно,
10 октября попадает в плен тяжело раненый в сражении при Малеёвицах руководитель восстания Тадеуш Костюшко, 4 ноября русские войска под командованием А.В. Суворова штурмом взяли пригород Варшавы - Прагу, и 7 ноября восставшими был подписан акт о капитуляции.
Всего во время восстания было выпущено 11 номиналов различных банкнот: 5 и 10 грошей; 1; 4; 5; 10; 25; 50; 100; 500 и 1000 злотых. Билеты печатались на светлой бумаге темной краской, были односторонними, однако на реверсе разменных номиналов стояла факсимильная подпись - Ф. Малиновский. На банкнотах указывались даты их выпуска, номинал цифрами и прописью, присутствовали гербы Королевства Польского и Великого Княжества Литовского (Орел и Погоня), они имели водяные знаки, а номиналы от 5 до 1000 злотых и выписанный от руки номер. Крупные номиналы (100, 500 и 1000 злотых) имели оттиск печати Дирекции скарбовых билетов, в центре которой помещен девиз восстания: «Свобода Единство Независимость». Все надписи на бумажных деньгах были сделаны на польском языке, в отличие от монет, на которых традиционно использовалась латынь.
Всего было эмитировано бумажных денег на сумму 10883437 злотых, в том числе казначейских билетов достоинством от 5 до 1000 злотых на 6649500 и разменных - на 4233937 злотых. [6]
При подписании капитуляции Варшавские власти внесли в соответствующий документ пункт, который предусматривал дальнейшее хождение кредитных билетов, но он не был принят. Российские власти объявляют бумажные деньги недействительными и уничтожают ту их часть, которая попала к ним руки. Значительное количество кредитных билетов (на сумму около 7 миллионов злотых) осталось на руках у населения.[7] Тем самым они оказались патриотическим пожертвованием граждан в пользу восстания, правда вынужденным.
Можно с уверенность сказать, что костюшковские деньги обращались некоторое время и на белорусских землях, Известно, что руководящий орган восстания в Великом княжестве Литовском - Высшая Литовская Рада имела в своем составе финансовый отдел и неоднократно получала из Варшавы дотации кредитными билетами.
1.3 Российские государственные ассигнации образца 1786-1818 годов. Попытки Павла I и Александра I упорядочить финансы страны.
После подавления восстания под руководством Т. Костюшко 13 октября 1795 года между Австрией, Пруссией и Россией была подписана конвенция об окончательном разделе Речи Посполитой, согласно которой к России среди прочего отошли западно-белорусские земли.
На белорусских землях, вошедших в состав Российской империи по второму и третьему разделам Речи Посполитой, имели хождение бумажные ассигнации нового образца. Дело в том, что простой внешний вид первых ассигнаций, породил большое количество фальшивок. В целях предотвращения этого, царский Указ от 16 марта 1786 года предписал Сенату «печатать государственные ассигнации на бумаге нового состава и по новому образцу, и заготовить их на 50000000 рублей, для вымена всех ассигнаций прежнего образца». [8]
Вскоре в связи с хроническим дефицитом государственного бюджета директор Ассигнационного банка граф А.П. Шувалов разработал план пополнения казны, предложив увеличить выпуск ассигнаций до 100 млн. рублей и связать их обращение с кредитными операциями, что, по его мнению, должно было обеспечить покупательскую способность ассигнаций. План Шувалова предусматривал выдачу из вновь выпускаемых денег 17,5 млн. рублей дворянству в качестве ипотечных (т.е. под залог недвижимости) ссуд сроком на 20 лет под 8% готовых и 11 млн. городам под 7% годовых сроком на 22 года. Предполагалось, что казна получит от этой операции более 19 млн. рублей прибыли. [9]
Данный план встретил решительное возражение генерал-прокурора Вяземского, считавшего, что выпуск дополнительно ассигнаций на 50 млн. рублей без увеличения их металлического покрытия (медью, серебром, золотом) приведет к финансовому краху государства.
Однако Екатерина II одобрила предложения Шувалова и манифестом от 28 июня 1786 года повелевалось довести выпуск ассигнаций до 100 млн. рублей. Этим же манифестом введены в обращение знаки новых номиналов: 10 рублей, печатавшиеся на красной бумаге и 5 рублей - на синей (отсюда берут начало народные термины 10 рублей - «красненькая», 5 рублей - «синенькая», причем эта цветовая традиция сохранилась до наших дней). Выпуск мелких номиналов должен был способствовать распространению обращения ассигнаций в широких слоях населения и тем самым вытеснению металлических денег, которые постепенно все более и более начинали принимать характер товара, тогда как ассигнации, наоборот, постепенно становились кредитными денежными знаками.
Ассигнации второго образца (100; 50 и 25- рублевые) выпускались на белой бумаге нового сорта, но с прежними изображениями. В отличие от старых на них имелись не четыре, а три подписи: советника правления банков, директора банка и кассира, при этом на 10 и 5 рублевых ассигнациях подпись советника правления ставилась на оборотной стороне. Старые ассигнации, вымененные на новые, публично сжигались на площади перед Сенатом в Санкт-Петербурге. Просуществовали ассигнации второго выпуска до 1818 года.
Несмотря на торжественные обещания и заверения Екатерины II не выпускать ассигнации более, чем на 100 млн. рублей, сделанные в 1786 году, царское слово было нарушено уже через два года. В 1797 году началась очередная многолетняя русско-турецкая война (1787-1791 гг.). Дефициты государственного бюджета стали хроническими, и для их покрытия правительство вынуждено было прибегнуть к увеличению массы ассигнаций в обращении, К концу царствования Екатерины II, которая умерла в 1796 году, в обращении находилось ассигнаций на 157,7 млн. рублей, т.е. на 57,7 млн. больше, чем предусматривал манифест от 28 июня 1786 года.[10] В этой связи многие владельцы ассигнаций стремились разменять их на звонкую монету. Поскольку для выполнения разменной операции Государственный ассигнационный банк не располагал монетой в достаточном размере, правительство вынуждено было к концу 80-х годов XVIII века приостановить размен, что было произведено без издания специального правительственного акта. Одновременно с этим из обращения стала исчезать золотая и серебряная монета. К концу царствования Екатерины II основным средством обращения и платежа выступали государственные ассигнации, массовый выпуск которых привел к падению их реальной ценности в сравнении с серебряным рублем. Начался длительный период инфляционного обращения ассигнаций.
Эмиссия бумажных денег была главной, но не единственной причиной падения курса ассигнаций. Причем, не существовало прямой пропорциональной зависимости между размерами увеличения в обращении ассигнаций и размерами падения их курса. Так, в 1796 году в обращении было ассигнаций на 157,7 млн. рублей и за рубль ассигнациями платили 79 копеек серебром, а в 1794 году при 145,5 млн. рублей - всего 68,5 копеек. Из этого следует, что на размеры лажа (то есть надбавки при обмене бумажных денег на серебряные) оказывали влияние и другие факторы, кроме увеличения количества ассигнаций.
Это обстоятельство отмечал ММ Сперанский, который в записке «О монетном обращении» писал: «Между количеством выпуска и количеством падения никогда не было и не могло быть точной и определенной соразмерности, ибо хотя главная причина падения (курса ассигнаций) всегда была одна и та же (т.е. увеличение выпуска), но мера его определялась другими содействующими причинами, как то: войной, состоянием внешней торговли и вексельного курса, приращением или уменьшением доходов и кругом обращения ассигнаций».[11]
В условиях стремительного роста количества ассигнаций в обращении происходило падение курса ассигнаций по сравнению с курсом серебряного рубля на петербургской бирже, что видно из приводимой ниже таблицы: [12]
Курс ассигнационного рубля (1769-1796 гг.)
Годы
Сумма ассигнаций в обращении на конец года, руб.
Курс, коп.
1769 2 619 975 99,0
1780 24 500 000 99,0
1790 111 000 000 87,0
1796 157 703 640 79,0

Таким образом, в 1796 году за 1 рубль ассигнациями давали 79 копеек серебром, т.е. ассигнационный рубль обесценился на пятую часть.
Обмен медной монеты на ассигнации и наоборот все время осуществлялся беспрепятственно и рубль за рубль. Равенство тех и других было точно определено в Монетном уставе, в котором прямо сказано, что «во всех платежах можно употреблять государственные ассигнации или медную монету в равном достоинстве, и если род монеты в договоре не определен, то должно разуметь те или другие из сих денег».[13] Таким образом, медная монета была тесно связана с ассигнациями. Поэтому падение биржевого курса ассигнаций соответственно повлекло за собой падение курса медной монеты по отношению к серебру, несмотря на то, что содержание ее осталось прежнее, и рыночная цена на медь повышалась. Данные за 1786 -1796 годы свидетельствуют о полном совпадении курса ассигнаций с курсом медной монеты. И это вполне естественно, так как медной монеты за указанные годы было выпущено на 18,5 млн., а ассигнаций - на 112 млн. рублей. [14]
Таким образом, в денежном обращении Российской империи с конца XVIII века фактически появились две единицы: серебряный рубль и рубль ассигнационный. При этом серебряный рубль менялся на ассигнации всегда с лажем.
Это обстоятельство привело к одной интересной особенности денежного обращения в Беларуси. Дело в том, что до разделов Речи Посполитой здесь не было бумажных денег, а ходили только золотые, серебряные и медные монеты. После присоединения к Российской империи в отношении земель бывшего Великого княжества Литовского царское правительство проводило определенную фискальную политику. Она заключалась в том, что налоги и подати здесь собирались не бумажными ассигнациями, а золотой или серебряной монетой, Просто-напросто из наших предков «выколачивалось» золото и серебро, В результате налоги оказались здесь в несколько раз выше, чем в России. Так, в 1794 году в Могилевском наместничестве подушный сбор с помещичьих крестьян увеличился с 70 копеек до 1 рубля в год, подушная же подать с мещан губернии в 1797 году взималась в размере 2 рублей, а с 1798 года - по 2,5 рубля с души.[15] И только в апреле 1812 года было разрешено оплачивать подати ассигнациями по их биржевому курсу.
В царствование Павла I (1796-1801 гг.) правительство продолжало использовать выпуск ассигнаций для увеличения государственных доходов. Хотя оно и предприняло некоторые попытки укрепления курса ассигнаций. Так, указом от 18 декабря 1797 года объявлялось, что ассигнации признаются долгом казны всему населению империи. Была предпринята попытка изъять часть бумажных денег из обращения с их последующим публичным уничтожением. Каждому предъявителю ассигнаций платили металлическими деньгами из расчета 1,3 рубля ассигнациями = 1 рублю серебром. Однако ограниченный запас в банке звонкой монеты не позволил удовлетворить всех предъявителей ассигнаций, и вскоре размен был прекращен. К концу 1800 г. в обращении находилось ассигнаций на сумму 212689335 руб. Их курс по сравнению с курсом серебряного рубля составил 66,3%. [16]
В первые годы царствования Александра I (1801-1825 гг.) эмиссия ассигнаций особенно усилилась, что было связано с войнами России с наполеоновской Францией (1805,1806 -1807 гг.), Турцией (1806 -1812 гг.), Швецией (1808 -1809 гг.). Это потребовало от государства крупных расходов на содержание армии. В условиях возрастающего дефицита государственного бюджета, малыми размерами полученных внешних и внутренних займов правительство вынуждено было прибегать к дополнительному выпуску бумажных денег. Их количество в обращении к концу 1810 года достигло 57937880 рублей. За 1 рубль ассигнациями давали только 25,4 копеек серебром.[17] Сложившаяся в стране экономическая ситуация привела к росту цен на товары, сокращению кредитных сделок, падению промышленного и сельскохозяйственного производства, что приносило убытки государственному казначейству, получавшему свои доходы в обесцененных ассигнациях.
Инфляционный процесс в России затрагивал не только интересы народных масс, но и обесценивал денежные накопления имущих слоев. Состояние в 100 тысяч рублей ценными бумагами с уплатой на ассигнации, созданное в конце XVIII столетия, имело реальную ценность в начале 1810 года только в сумме 50 тысяч руб. серебром, в июле 1810 года - 33 тысячи, в декабре 1810 года - не более 25 тысяч рублей. [18]
В этих условиях правительство вынуждено было предпринять определенные меры для стабилизации денежного обращения. В основу намеченных мероприятий был положен знаменитый «План финансов», подготовленный известным государственным деятелем той эпохи М.М. Сперанским. По этому плану предполагалось провести денежную реформу путем изъятия и уничтожения всех ранее выпущенных ассигнаций и учреждения нового эмиссионного банка. Банк должен был располагать достаточным запасом серебра для обеспечения нового выпуска бумажных денег. Из положений «Плана финансов» следует, что Сперанский планировал введение серебряного монометаллизма и отрицательно относился к неразменным бумажным деньгам.
Под давлением обстоятельств правительство приступило к претворению некоторых положений «Плана финансов». Идеи Сперанского частично получили отражение в манифесте от 2 февраля 1810 года. В соответствии с ним все выпущенные ранее в обращение ассигнации в очередной раз объявлялись долгом государства, обеспеченным всем богатством Российской империи. В манифесте было заявлено о прекращении дальнейшего выпуска ассигнаций и о решении погасить указанный долг, для чего предполагалось заключить срочный внутренний заем.
Для постепенного погашения долга правительства за ассигнации с целью поднятия их курса и улучшения денежного обращения манифестом от 27 мая 1810 года было объявлено о выпуске внутреннего займа на 100 млн. рублей. Цель займа заключалась в том, чтобы обеспечить поступление в казну ассигнаций, которые затем повелевалось предать публичному сожжению. Правительство заявляло в манифесте о полном прекращении дальнейшей эмиссии ассигнаций. Эти положения были дополнены манифестом от 20 июня 1810 года, которым вводились новые принципы организации денежной системы России. В качестве всеобщей законной счетной денежной единицы для всех платежей в стране этот документ установил рубль с содержанием чистого серебра в 4 золотника 21 долю (18 г).
Все ранее выпущенные серебряные и золотые монеты оставались в денежном обращении. Их стоимость выражалась в соответствии с новым серебряным рублем. Несколько позднее манифестом от 29 августа 1810 года окончательно было определено назначение медной монеты, которая была признана разменной. Правительство понимало, что медные монеты превратились в разменное средство при ассигнациях, а дальнейшее падение курса ассигнаций не соответствовало их цене в медной монете. Поэтому с 1810 года начинается чеканка медных монет по стопе 24 рубля из одного пуда меди, против прежней 16-ти рублевой стопы. Такая монетная стопа сохранялась до 1830 года, когда в результате очередного ее повышения до 36 рублей из пуда меди рубль в медной монете стал полностью равноценен ассигнационному рублю, стоившему в то время около 27 копеек на серебро. Кроме того, в стране было объявлено о введении системы открытой чеканки серебряной и золотой монеты - каждый желающий мог принести на Монетный двор металл в слитках для его передела в монету, плата за который не взималась. Предполагалось, что все эти мероприятия составят фундамент для создания новой денежной системы России, основанной на серебряном монометаллизме с обращением банкнот, обеспеченных в основном серебром.
Проект денежной реформы и других финансовых преобразований, предложенный Сперанским, был направлен на упорядочение денежного обращения в стране, прекращение обесценения рубля. Однако это было невыгодно помещикам. Многие из них являлись должниками по ипотечному кредиту и были заинтересованы в уменьшении реальной суммы своей задолженности посредством продолжавшегося обесценения ассигнаций. Поэтому проводимые мероприятия встретили ожесточенное сопротивление реакционного дворянства и придворной знати, которые выдвинули против Сперанского ряд обвинений, касавшихся его внешней политики (он выступал за союз с Францией) и внутренней. К этому времени Александр I все больше отходил от либеральных устремлений первых лет своего царствования, и автор «Плана финансов», проекта государственного преобразования России, становился ему не нужен. В марте 1812 года Сперанский был сослан сначала в Нижний Новгород, затем в Пермь. Правительство, выражавшее интересы прежде всего крупных помещиков, не торопилось завершать начатые преобразования в области финансов и денежного обращения. Многие из них так и остались на бумаге.
В июне 1812 года в Россию вторглись армии Наполеона. Война потребовала огромных материальных и денежных затрат, и правительство было не в состоянии завершить реформу. Идеи Сперанского были забыты.
После отставки Сперанского политика императорского правительства в области денежного обращения приняла иное направление. Министр финансов Д.А. Гурьев отказался от мысли изъять ассигнации из обращения. Наоборот, он предложил удержать их в обращении, воспрепятствовать их вытеснению звонкой монетой. По мнению Гурьева, эти меры способствовали бы росту спроса на ассигнации, что привело бы к повышению их курса, прекращению обесценения. Манифест от 9 апреля 1812 года признал ассигнации законным платежным средством, установил их обязательное обращение на всей территории империи, в том числе в западных и остзейских губерниях, где, как указывалось выше, все сделки совершались на серебро. В манифесте было отмечено, что все расчеты и платежи должны были производиться преимущественно ассигнациями, за ассигнационным рублем сохранялось прежнее его значение счетной денежной единицы. Таким образом, государственные ассигнации оставались в обращении. В то же время манифест от 9 апреля 1812 года сохранил прежнюю монетную единицу, определенную манифестом от 20 июня 1810 года. Поэтому контракты могли заключаться или в ассигнациях, или в монете по биржевому курсу. Соотношение между бумажными и металлическими деньгами устанавливалось частными лицами, а не правительством. В результате имели место постоянные колебания курса ассигнаций, что явилось главным недостатком новых принципов организации денежной системы. При этом при установлении цены товара в металлических (а не в бумажных) деньгах была официально признана надбавка к ней. Подобный лаж устанавливался законом впервые за всю историю обращения государственных ассигнаций.
В 1812-1815 годах для финансирования расходов, вызванных Отечественной войной и заграничным походом русской армии, правительство произвело ряд новых крупных выпусков ассигнаций. К 1818 г, общая сумма государственных ассигнаций, находившихся в обращении, составила 836 млн. рублей против 581,4 млн. рублей к концу 1811 года. Положение ухудшали и ввезенные войсками Наполеона фальшивые ассигнации. Курс ассигнационного рубля упал в 1814-1815 годах до 20 копеек серебром - наиболее низкого уровня в XIX веке, что видно из таблицы: [19]
Курс ассигнационного рубля (1811-1817 гг.)
Годы
Выпущено вновь, руб.
Находилось в обращении, руб.
Курс, коп.
1811 2 020 520 - 581 394 400 - 26,4
1812 64 500 000 - 645 894 400 - 25,2
1813 103 440 000 - 749 334 400 - 25,2
1814 48 791 500 - 798125 900 - 20,0
1815 27 697 800 - 825 823 700 - 20,0
1816 5 600 000 - 831 423 700 - 25,33
1817 4 576 300 - 836 000 000 - 25,17

13 января 1813 года в распоряжении на имя генерал - фельдмаршала М.И. Кутузова правительство приказало русским войскам расплачиваться с населением всех областей Пруссии и Германии, занятых русской армией во время победоносного заграничного похода на Париж, обесцененными ассигнациями. Для приема их от местных жителей и обмена ассигнаций на звонкую монету в Варшаве, Калише, Бромбере, Кенигсберге, Берлине и Франкфурте - на -Майне были учреждены меняльные конторы при русской армии. Конторы эти выдавали взамен ассигнаций квитанции, платеж по которым звонкой монетой должен был затем производиться в городах Гродно, Вильно, Варшаве и Петербурге. Курс ассигнационного рубля в прусской валюте был установлен следующий: 5 рублей ассигнациями приравнивались к 1 талеру, 31 грошу, 3 3/12 дихта. Таких квитанций в 1813 и в начале 1814 года в один только Петербург представлено было на сумму до 30 млн. рублей. [20] Правительство не смогло своевременно обеспечить их размен на наличные деньги, в связи с чем доверие к ассигнациям за границей падало.
Государственные ассигнации, выпущенные в 1786 году, находились в обращении по 1818 год. В 1786 - 1818 годах в обращение ежегодно поступали ассигнации, на которых были указаны соответствующие годы выпуска. В начале XIX века правительство подготовило эмиссию ассигнаций образца 1802-1803 годов, однако в силу разных обстоятельств, в том числе из-за недостаточной защиты этих ассигнаций от подделки, в обращение они не поступили.
В 1818 году в обращение поступили 25-ти и 50-рублевые ассигнации, затем в 1819 году - денежные знаки с нарицательной стоимостью 5; 10; 25; 50; 100 и 200 рублей. Их внешний вид значительно отличался от оформления ранее выпущенных ассигнаций. Оформление новых денежных знаков отразило стиль классицизма - течения в искусстве, получившего значительное развитие в России в XVIII и первой четверти XIX вв. Они отличались рационалистической четкостью и ясностью, строгой уравновешенностью композиции и пластической завершенностью рисунков. На ассигнациях было помещено специфическое изображение герба России. Подобные государственные ассигнации выпускались в обращение ежегодно по 1843 год. Использованная для них бумага имела ряд водяных знаков. Ассигнации содержали подписи управляющего банком и кассира. Из них первая наносилась типографским способом, а вторая - чернилами.
Глава 2. ДЕПОЗИТНЫЕ И КРЕДИТНЫЕ БИЛЕТЫ ПЕРИОДА. СЕРЕБРЯНОГО МОНОМЕТАЛЛИЗМА.
2.1 Бумажно-денежное обращение с 1818 по 1839 годы. Подготовка денежной реформы.
После окончания наполеоновских войн народное хозяйство Российской империи, значительно пострадавшее от вторжения завоевателей, начало постепенно восстанавливаться. Одной из важнейших задач, вставших перед страной, была стабилизация расстроенных финансов. Положение ухудшалось тем, что в денежном хозяйстве страны существовали две валюты - металлическая и бумажная, взаимная ценность которых устанавливалась не официально, а соглашениями частных лиц, которые могли существенно отливаться чуть ли не при каждой сделке. Такое положение крайне неблагоприятным образом сказывалось на развитии производительных сил страны. В очередной раз остро стал вопрос об урегулировании денежных отношений.
В виду сложившихся обстоятельств, министр финансов ДА Гурьев представил императору Александру I доклад, в котором обосновал необходимость замены существующих ассигнаций на новые и создание особого заведения для изготовления бумажных денег и иных ценных бумаг. Получив согласие императора, Гурьев обратился к генерал-лейтенанту А.А. Бетанкуру, известному специалисту «во всех технических производствах», с предложением организовать современное производство по изготовлению бумажных денежных знаков.
Августин Августинович Бетанкур известен как один из классиков мировой науки о машинах, инженер-механик, инженер-технолог, строитель и педагог, член-корреспондент Французской академии наук, автор классического труда «Курс построения машин». Он родился и получил образование в Испании, окончил Королевскую академию изящных искусств в Мадриде. В дальнейшем совершенствовал свои знания во Франции, Германии, Англии, Нидерландах. Из-за сложной политической обстановки, связанной с наполеоновскими войнами в Европе, Бетанкур в 1808 году по приглашению властей приехал в Россию, где и работал до своей смерти в 1824 году. Он активно участвовал в развитии Российской науки и техники, создал уникальную инженерную школу - Институт путей сообщения, руководителем которого был до конца жизни. А.А. Бетанкур прославился и как выдающийся зодчий, оказавший большое влияние на формирование архитектурного облика Санкт-Петербурга, Москвы, Нижнего Новгорода, Тулы и других городов. Он руководил строительством Исаакиевского собора в Петербурге, Манежа в Москве, Тульского оружейного завода, выставочных зданий для нижегородской ярмарки и других знаменитых строений. К его заслугам относится изобретение первой землечерпальной машины.
Выполняя поручение министерства финансов, Бетанкур разработал проект специального бумагоделательного и типографского предприятия, для изготовления бумажных денег, которое в последствии было названо Экспедицией Заготовления Государственных Бумаг (ЭЗГБ). Такое предприятие было построено в 1815 - 1817 годах в Санкт-Петербурге на левом берегу реки Фонтанки. Бетанкур не только руководил строительством нового заведения, но и занимался разработкой образцов новых ассигнаций, способов их производства, в том числе подбирал и обучал кадры специалистов и рабочих, направлял на обучение на бумажные фабрики и типографии. За успешную работу по строительству нового предприятия, которое было закончено в начале 1818 года, Бетанкур получил «высочайшее благоволение» императора и был награжден орденом Владимира 2-й степени.
Не дожидаясь официального открытия предприятия, в марте 1818 года приступили к изготовлению новых ассигнаций, и к осени того же года первая партия ассигнаций достоинством в 25 рублей была отпечатана. К этому времени Государственный Совет официально утвердил Положение об Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг, в котором говорилось, что данная Экспедиция «учреждается для изготовления как ассигнаций, так и всех прочих бумаг с государственным гербом».[1] Входила ЭЗГБ в состав министерства финансов, первым ее управляющим был князь А.Н. Хованский, одновременно возглавлявший и Ассигнационный банк.
Экспедиция представляла собой комплексное предприятие, где изготовляли бумагу и использовали ее в собственном полиграфическом производстве. Довольно сложным был процесс производства бумаги для ассигнаций, который называли ручным отливом бумаги. Делали бумагу из пеньки, которую многократно и тщательно обрабатывали: трепали, вымачивали, вываривали в щелочном (поташном) растворе, белили, а затем размалывали в специальных рольных ящиках до получения однородной массы. Затем эта масса равномерно разливалась рабочими-черпальщиками по поверхности специальной формы. После этого еще влажную бумагу прокладывали сукном и прессовали. Далее бумагу сушили, проклеивали для придания ей плотности специальным животным клеем, опять сушили и прессовали. Вначале процесс изготовления бумаги на всех стадиях осуществлялся вручную, только в 1864 году появились бумагоделательные машины, вытеснившие ручной труд. Тем не менее, используя ручной отлив бумаги, в Экспедиции производили значительно более качественную бумагу, чем ту, которую делали в те времена на обычных бумажных мануфактурах или, как их тогда называли, бумажных мельницах.
В 1818 - 1819 годах ЭЗГБ были изготовлены ассигнации нового образца, которые значительно отличались от старых (образца 1786 года), отпечатанных в Сенатской типографии. Новые ассигнации были значительно сложнее и предусматривали более высокую степень защиты от подделок. Образцы новых бумажных денег были разработаны Бетанкуром и князем Хованским и лично утверждены императором Александром I. Новые деньги были следующих номиналов - 5; 10; 25; 50; 100 и 200 рублей. Первыми в 1818 году в обращение поступили, как указывалось выше, ассигнации в 25 рублей, в том же году были выпущены 50-рублевые, а в 1819 году поступили в обращение остальные номиналы. Новые денежные знаки были оформлены в стиле позднего классицизма - ампир, который был характерен для искусства России в первой трети XIX века. Ассигнации отличались четкостью и строгостью композиции, центральной фигурой которой был широко расправивший крылья двуглавый орел - герб Российской империи. По сравнению с прежними выпусками рисунок был усложнен, что затрудняло подделку ассигнаций. Бумага, на которой печатались деньги, имела водяные знаки более высокого качества, чем ранее, по четырем сторонам купюр высвечивался текст «Государствен, банковая двести рублей (или иного достоинства - А.Б.) ассигнац. 18.. года». Ассигнации имели рисунок лишь на лицевой стороне, на них были две подписи - управляющего банком и кассира и номер. При этом первая подпись и номер наносились типографским способом, а подпись кассира вручную чернилами. Рисунки ассигнаций выполняли граверы, работавшие в Экспедиции, среди которых был русский художник-самоучка Иван Петров, бывший крепостной, выкупленный Экспедицией за огромную по тем временам сумму - 2800 рублей, Разные номиналы были выполнены на бумаге определенного цвета: 5 рублей - синяя, 10 - розовая, 100 - белая, 25; 50, и 200 рублей -кремовая. В 1822 году был подготовлен проект выпуска 20-рублевых ассигнаций, но дальше пробных выпусков зеленого и малинового цвета дело не пошло.
Перейдем от технических вопросов выпуска бумажных денег нового образца к экономическим. Министерство финансов во главе с Д.А. Гурьевым разработало «План финансов», в котором предусматривались меры по уменьшению количества ассигнаций, которых в 1817 году находилось в обращении на сумму 836 млн. рублей.[2] Целью этого плана было поднятие курса ассигнаций. Для погашения излишков денежной массы план предусматривал, в первую очередь, использовать внутренние и внешние займы, а также доходы от государственного имущества. 10 мая 1817 года было введено положение о бессрочных вкладах, взамен которых выдавались на вносимую сумму с надбавкой в 29% билеты государственных облигаций, приносившие 6% годового дохода. 26 июня 1818 года было издано второе положение о вкладах, по условиям которого 85 рублей взноса засчитывались за 100 рублей. Кроме этих двух внутренних были выпущены облигации двух 5%-х внешних займов, большая часть которых ушла на погашение ассигнаций.
По всем четырем займам на изъятие ассигнаций из обращения поступило около 302 млн. рублей. За время обменной операции, проведенной в 1818-1822 годах, сумму находящихся в обращении ассигнаций удалось сократить на 229,3 млн. рублей, из них на 10,9 млн. рублей за счет денег прежних выпусков, не предъявленных к обмену. Сам обмен производился по принципу рубль за рубль, то есть на предъявленную сумму ассигнациями выпуска 1786-1818 годов выдавалась аналогичная сумма ассигнаций нового образца. Таким образом, общая масса ассигнаций в обращении была доведена к 1823 году до 595776310 рублей, то есть сократилась на 28%.[3] В целом результаты проведенной обменной операции оказались крайне незначительными. В результате изъятия курс ассигнационного рубля повысился с 25 копеек до 26,4 копеек, то есть всего на 5,6%. Для укрепления финансов государства это не имело практического значения. Ввиду этого в 1822 году дальнейшее изъятие ассигнаций уже нового образца было приостановлено.
На белорусских землях в 20-е-30-е годы XIX века широкое распространение получают монеты и бумажные деньги Королевства Польского, созданного по решению Венского Конгресса в 1815 году на польских землях, входивших после разделов Речи Посполитой в состав Пруссии. Российский император Александр I даровал Королевству конституцию, представлявшую Польше значительную автономию, в том числе и право эмиссии собственных денег. Кроме медных, серебряных и золотых монет в Королевстве Польском в 1824 году были выпущены банкноты под названием кассовые билеты (BILET KASSOWY) номиналом в 5; 10; 50 и 100 злотых, поступивших в обращение в 1828 году. Все надписи на билетах были сделаны на польском языке, имелось изображение российского двуглавого орла с одноглавым польским орлом на груди вместо святого Георгия, поражающего дракона. На лицевой стороне помещались серия и номер банкноты, типографские подписи двух королевских комиссаров. На оборотной стороне 5 и 10 злотых указывался номинал прописью, 50 и 100 злотых - цифрами. Билеты имели водяной знак в виде надписи вокруг банкноты с указанием номинала и названия денег.
В мае 1830 года поступили в обращение билеты польского банка номиналом в 5, 50 и 100 злотых на которых отсутствовал российский герб, а все надписи как и в первом случае были сделаны на польском языке, имелись серия и номер, подписи председателя правления и директора банка. На оборотной стороне нет никаких рисунков и изображений кроме номинала банкноты цифрами и подписи кассира.
Начать обсуждение в форуме
Авторы:
Дата:   2007-12-07
Добавил:   Dimon
Рейтинг:   0.00
Источник: Бабротека: электронная библиотека Бабра,Баюра А.Н

Отзывы членов Клуба
Добавить отзыв